Бибрас Натхо: В Севилью не перешел из-за Эмери

Израильский полузащитник ЦСКА в интервью рассказал о несостоявшемся переходе в «Зенит», отношениях с Романом Ерёменко и шансах на победу в чемпионате России.

 

Галилейская долина — спокойное, зеленое место, чуть ли не райский уголок Земли Обетованной. От Тель-Авива, финансовой, торговой и культурной столицы Израиля, до нее всего-то два часа езды. И ничто даже не намекает на близкое соседство с Мегиддо — пустынным ныне холмом, известным большинству землян под зловещим греческим именем Армагеддон.

 

Именно в этой долине расположена Кфар-Кама. Небольшой поселок с 3 тысячами жителей, где царят идеальный порядок и чистота, так что на ум приходит сравнение с деревеньками Швейцарии или Лихтенштейна. И лишь минареты не оставляют сомнений: здесь проживают черкесы и адыги, чьи предки полтора века назад перебрались на Ближний Восток.

 

Дверь в уютный домик посреди поселка мне открывает сам Бибрас Натхо, но не успевает произнести и слова — со всех ног бежит на крик трехмесячного сына Эйнала. Супруга израильского полузащитника ЦСКА — Талия — прилегла отдохнуть, оставив мужа на хозяйстве. Надо признать: изящные передачи партнерам даются Натхо куда проще, чем попытки убаюкать собственного отпрыска.

 

* * *

 

— Не подумайте, Эйнал — очень спокойный ребенок, только вот кушать требует по расписанию, не терпит опозданий, — оправдывается Бибрас и начинает разогревать молоко для сына.

 

- А куда же подевался ваш первенец Акрам?

 

— Гостит у бабушки.

 

- Раньше вы признавались, что воспитание дается с трудом, — сильно балуете сына. С появлением второго оставили сомнения?

 

— Баловать Акрама так часто уже не получается. А в принципе — я лишь хочу дать своим детям хоть толику такого же внимания, которое получил в свое время от родителей.

 

- Вам, привычному к широкому кругу друзей и родственников, не одиноко в Москве?

 

— Нет. В свободное время с семьей выезжаем погулять в парки или за покупками. Главное — избегать пробок. Но я об этом знаю, так что осторожничаю.

 

- Зато перед матчем с «Зенитом» вы пригласили в Москву много знакомых…

 

— Это были ветераны футбольной команды моего поселка. Иногда в Израиле я тренируюсь с ними. В основном эти люди старше меня — а значит, их надо уважать. Надеюсь, что они к нам еще приедут, и тогда постараюсь обрадовать их победой.

 

- Для вас лучший отпуск — это отдых дома?

 

— Да. Хотя есть немало мест, куда хотелось бы съездить, но это нереально после рождения Эйнала. Быть может, через год-полтора.

 

- У вас очень спокойный, семейный характер.

 

— Семья для меня превыше всего. Она дает тепло, уверенность в себе и завтрашнем дне. Так было у моих родителей с момента моего рождения, так всегда будет и у меня.

 

- Наверное, семья обрела для вас такую важность после нескольких пережитых трагедий…

 

— Когда мне было 15 лет, погибли две мои двоюродные сестры — Нили и Диана.

 

Отца я потерял в 18… Папа делал все возможное, чтобы я смог преуспеть в футболе. Когда мне исполнилось 9 лет, семья перебралась в центр страны, и меня приняли в детскую школу тель-авивского «Хапоэля». Когда я стал прогрессировать, отец, служивший в армии контрактником, досрочно ушел на пенсию и не пропускал ни игры, ни тренировки с моим участием. Он умер внезапно, от инфаркта. Это был страшный удар — я почувствовал, что свет исчез и наступила кромешная тьма…

 

Нам стал помогать дядя, отец Нили. Увы — и он вскоре умер от остановки сердца.

 

- Когда вы забиваете гол, то возносите глаза к небу и поднимаете два пальца…

 

— …благодарю Всевышнего и посвящаю свой успех отцу и родным, покинувшим нас.

 

- Вашей профессиональной карьере способствовал еще один дядя, Адам.

 

— Разумеется. Он помог мне во многом, в том числе и способствовал переезду в Россию. Он же возглавлял клуб «Дружба» из Майкопа. И до сих пор — он мой главный советчик.

 

- Но теперь его внимание требуется и другому футбольному Натхо…

 

— Конечно, моему двоюродному брату Амиру, которому исполнилось 18 лет. Уверен, его ожидает большое будущее. «Барселона» не подписала бы контракт с бесперспективным футболистом. Он — техничный, скоростной игрок, и надеюсь, что его профессиональный прогресс вскоре станет очевидным.

Добавить комментарий